Rašyk
Eilės (72110)
Fantastika (2164)
Esė (1684)
Proza (10336)
Vaikams (2456)
Slam (49)
English (1091)
Po polsku (332)
Vartotojams
Jūs esate: svečias
Dabar naršo: 10 (1)
Paieška:
Vardas:
Slaptažodis:
Prisiminti

Facebook Google+ Twitter







Широкая улыбка украсила лицо юной Маринетт Дюпэн-Чэн. Ловко соскочив со старенького стула, девочка сорвалась на бег, прижимая к груди годами потрепанную книгу, будто самое дорогое сокровище на земле. Проскочив мимо кухни, Маринетт услышала мелодичный голос матери:

— Маринетт, дорогая, будь осторожна. Не бегай по дому как угорелая, — выглянув из кухни, проговорила темноволосая женщина, наблюдая за тем как фигура дочери успела скрыться за поворотом. Сабин тяжело вздохнула — дочь в очередной раз не прислушалась к ее замечанию. — Как же с тобой трудно, Маринетт. Вся в отца, — всё же нежная улыбка коснулась губ Сабин.
Маринетт никогда не могла усидеть на месте, а пытаться уберечь девочку от каких-либо опасностей было бессмысленно. Девочка всегда поступала по-своему, этим очень напоминая отца. Будучи в еще не зрелом для ребенка возрасте Маринетт имела свое мнение, которое парой было трудно оспорить даже родителям.

— Пап, я нашла, нашла, — громко смеясь, юная Дюпэн-Чэн вбежала в кабинет отца. Мужчина и моргнуть не успел, как дочь уже удобно уселась у него на коленях, как это обычно делала.

— Девочка моя, что ты здесь принесла? — мужчина вопросительно изогнул бровь, взяв книгу, которую Маринетт умудрилась достать с самого высокого стеллажа. И как только она умудрялась это делать? Мужчина до сих пор задавался вопросом. — Хочешь, чтобы я ее прочел? — мужчина поправил очки, перелистывая многочисленные страницы книги. Он хорошо помнил ее и знал, что за столь увлекательным чтивом придется провести не один час. А, к сожалению, у него не было даже свободной минутки.

Маринетт энергично закивала головой, не спуская с отца восхищенного взгляда, который мог пленить не одного человека.

— Бабушка мне вчера про нее рассказывала. Прочтешь? — Маринетт с самого утра занялась поясками заинтересовавшей ее книги. Целую ночь девочка думала о словах бабушки, представляя себя на месте главного героя. От услышанного рассказала сердце девочки замирало в восхищении.

Том тяжело вздохнул, взглянув на разбросанные по столу бумаги. Работа ждала его, но отказать любимой дочке он не мог. Никогда. Глава семьи, к сожалению, редко мог уделить время для родных. Работа всегда была на первом месте, но стояло Маринетт взглянуть на него, он постоянно сдавался. Чувство вины перед дочерью за невозможность побыть обыкновенным отцом хотя бы на день всегда побеждало. Он-то и сам страдал в детстве от нехватки отцовского внимания.

— Хорошо, Леди Баг, — потрепав девочку по волосам, проговорил мужчина. — Но только несколько страниц…

— Не называй меня так, — обиженно проговорила Маринетт, закатив глаза. — Ты же знаешь, что мне это не нравиться.

Губы Тома тронула легкая улыбка. Пусть характерам дочка и выдалась в него, но все внешние черты принадлежали Сабин. Глава семьи будто смотрел на детскую версию своей любимой жены — растрепанные темные локоны с едва заметным отливом синего чуть достигали плеч, пухлые щеки, пылающие румянцем, и симпатичные черты лица. Даже нижнюю губы они поджимали также. Дюпэн всегда поражался такому очевидному сходству между женой и дочкой.

— Хорошо-хорошо, только не злись, — звонко рассмеялся мужчина, поцеловав дочь в макушку. Маринетт гордо вздернула нос, явно ликуя, что отец ей уступил.
Леди Баг… от одного только прозвища волосы девочки становились дыбом. Иметь что-нибудь общее с божьей коровкой ей вовсе не хотелось, пусть это и по-особенному звучала из уст любимого отца.

« — Но для меня ты всегда останешься моей леди баг. » — мысленно подумал мужчина, едва сдерживая улыбку.

***


Маринетт долго молчала, не отрывая взгляда с обложки книги. Том вопросительно изогнул бровь, не понимая состояния дочери. После очередного рассказа Маринетт никак не умолкала, пересказывая все снова и снова, будто это не он ей читал книгу, а здесь будто девочку подменили. Юная Маринетт была будто чем-то обеспокоена, нахмурив тонкие брови.

— Всё хорошо? Извини, много работы… Дочитаю завтра. Договорились? — расстраивать дочь Том вовсе не хотел.

Юная Дюпэн-Чэн покачала головой, прикусив губу. Отец был здесь вовсе ни при чем. Странное смятение никак не давало покоя девочке. В свой шесть лет Маринетт была довольно сообразительным ребенком, хорошо понимающим грань между добром и злом. Но только не на этот раз.

— Пап, добро ведь всегда побеждает зло? — неуверенно проговорила девочка, грустно опустив взгляд. Невольно она вспомнила заплаканное лицо своей лучшей подруги Альи, когда та узнала о убийстве отца. По коже сразу же пробежался неприятный озноб. Маринетт долго не могла понять чувств Сезер, но потом сама представила себя на ее месте. Мысль о том, что и она может потерять горячо любимого отца привела ее в ужас. После того дня, Маринетт запретила себе думать о плохом, позволяя себе наивно верить, что так сможет уберечь себя и дорогих ей людей от опасности. Но это ведь все детские иллюзии.

Том медлил ответить на поставленный дочерью вопрос. Лгать дочке, пусть и во благо, ему вовсе не хотелось, но и раскрывать глаза еще невинному ребенку на внешний мир он тоже не стремился. Добро побеждает зло лишь в детских сказках, а в реальном мире всё было гораздо сложнее. Власть и деньги с легкостью побеждали добро. Однажды Маринетт поймет это, но Том молился Богу, чтобы этот день настал как можно позже.

— Побеждает любовь, — Маринетт захихикала, уже успев позабыть о странном чувстве, не дававшем ей покоя. Дюпэн потрепал дочь по волосам. Она и вправду была слишком юна, чтобы понять все это — любовь, стремление к власти, и злость людей, которые хотели идти против правил.

Затем Маринетт перевела взгляд на стол отца. Ей всегда было интересно чем занимается отец — многочисленные стопки бумаг, странные фотографии ей незнакомых людей и предметы, которых раньше Дюпэн-Чэн никогда не встречала, всегда находились на рабочем столе отца. Зачем всё это было нужно ему?
Маринетт знала лишь то, что это всё для работы. Но это ей не мешало отца считать героем. Своим героем, который никогда ее не оставит и всегда придет на помощь.

— Маринетт, иди к себе, — устало вздохнул мужчина, откидываясь на спинку мягкого стула. Дюпэн-Чэн поджала губы, но всё же вскочила на ноги. Покидать кабинет отца ей вовсе не хотелось.

— Я тебе мешаю? — девочка ожидающие уставилась на отца.

— Нет, дорогая, — мужчина покачал головой, а затем схватил одну из многочисленных папок. — но у меня и вправду много работы, — грустно взглянув на дочь, произнес мужчина. Маринетт понимающе кивнула, хоть слова отца слегка и задели ее. Хоть и как она старалась занять первое место в жизни отца, работа всегда преследовала его.

— Кто это? — Маринетт уже решила покинуть кабинет отца, но взгляд голубых глаз зацепила странная фотография, на которой были изображены трое человек с масками животных. — Это клоуны? — с нескрываемым интересом проговорила девочка, восхищаясь странно одетыми людьми.

Том быстро закрыл только что открытую папку. Порой любопытство дочери его пугало. Особенно когда дело касалось его работы. Не раз он замечал, что глаза дочери азартно загорались, стояло ей заметить что-нибудь из раздела «секретного» дела. Это черта явно досталась эй от него и это привадило Тома в ужас. Он был таким же любопытным ребенком в ее годы. И чем всё это кончилось?
Теперь он едва находит свободное время, чтобы уделить его своей семье. Каждый день он беспокоиться, что не вернется домой или того хуже больше не увидит родного ему человека. Такой судьбы он никогда не пожелал бы Маринетт. Такой судьбу ему не желал и его отец.

В юности Том ослушался собственного отца и последовал по его стопам в полицию. Глава семьи Дюпэн не мог жить без «дела», каждый вечер перед сном перебирая все детали. Он был одержим работой. Но лишь с недавних пор стал ценить спокойную и на первый взгляд мирную гражданскую жизнь. За много лет в полиций Том Дюпэн понял одно — лучше не знать в какой грязи погрёб этот мир. Так спокойней спать по ночам.

— Это очень плохие люди, — проговорил Том, убирая дело всей его жизни подальше от глаз Маринетт. У взрослых волосы становились дыбом от их проделок, что уже говорить о ребенке, да еще и таком впечатлительном.
Акумы — пожалуй, самая известная криминальная группировка в Париже. Каждый представитель органов знал о них, лишь то что Акумы позволяли им знать. Неуловимые. Непобедимые. Неудержимые. Они держали город в крепкой узде, заставляя верить в невозможное.

Том Дюпэн работал над делом уже пять лет и ни на шаг не приблизился к этой загадочной группировке. Никто не знал их личностей, числа или хоть одной штаб-квартиры. Акумы работали быстро и настолько профессионально, будто были созданы самым дьяволом, чтобы возглавить криминальный авторитет. Они грабили, убивали невинных граждан, даже в нескольких случаях насиловали женщин, похищали людей. Настолько аморальных и прогнивших людей Дюпэн никогда не встречал.

И от мысли, что его единственной дочери и любимой жене приходится жить в одном городе с этими ублюдками, кровь Тома Дюпэна яростно кипела в жилах. Осознание того, что они так никогда не будут пойманы не давали мужчине нормально спать по ночам. Он хотел защитить всех. Возможно, даже ценой собственной жизни если это помогло бы положить конец эпохе Акум.

Но если Маринетт когда-нибудь прознает об этом… Том знал, что она, как и отец попытается довести дело до конца, отцовское сердце подсказывало ему это. А чутье его редко подводило.

— Маринетт, обещай мне одно, — мужчина взглянул дочке прямо в глаза. Девочка смутилась, понимая, что отец хочет сказать что-то серьезное. Настолько холодного выражения лица она никогда не видела. — Не смешивай личную жизнь и работу. Никогда.
2018-11-16 21:24
Į mėgstamiausius įsidėjo
Šią informaciją mato tik svetainės rėmėjai. Plačiau...
 
Norint komentuoti, reikia prisijungti
Įvertinimas:
Balsų: 0
 
Blogas komentaras Rodyti?
2018-11-17 20:42
Nuar
Впечетляет. Очень хорошо написано. Но.. 1 - если это не бытовая драма, а по настоящему От заката до рассвета, то они друг другу не подходят по стилистике. То, что мы читаем, выглядит, как затянувшееся предисловие, посколку на родном сайте фанфиков написано, что величена миди, но не макси. 2 - это произведение на своём родном сайте застряло на второй главе ещё в феврале. Если продолжения непоследует, как понять, что это связано с От заката до рассвета?
Įvertinkite komentarą:
Geras (1) Blogas
Visuose


Čia gyvena krepšinis

Lietuva ir apie Lietuvą