Rašyk
Eilės (71976)
Fantastika (2154)
Esė (1686)
Proza (10301)
Vaikams (2493)
Slam (47)
English (1087)
Po polsku (332)
Vartotojams
Jūs esate: svečias
Dabar naršo: 586 (1)
Paieška:
Vardas:
Slaptažodis:
Prisiminti

Facebook Google+ Twitter







<font size=“5“>Посёлок Донское. Калининградский военный округ. Одиннадцать часов после Катастрофы. </font>


- Представляете Василий Иванович, Литва объявила войну Германии, - возбуждённый тон участкового вытащил Елеца из под кипы бумаг. 
- Ну и что нам с этого?
- Зуб даю, они скоро попросят у нас за всё прощения.
- За что? - Василий Иванович Елец, глава посёлка задал свой вопрос уже зная, что участковый снова начнёт бубнить о мировом заговоре евреев и масонов. И о роли прибалтов в их планах.
- Они нашу Алёшку Бронзового спилили, - победно выпалил тот. - Теперь-то мы им покажем.
Участковый был человеком пришлым. Переехал в Калининград со семьёй брата жены из Казахстана и, за неимением других навыков и лени учиться, стал милицейским. Или полицейским, как теперь их называют.
Василий Иванович хотел сказать юнцу, что это происходило в Эстонии, а не в Литве, но посмотрел на его разгорячённое лицо и промолчал.
- Где там докладные об численности урожая? - спросил он.
Все собравшиеся в помещении снова замолчали. В последнее двадцать лет в посёлок приходили новости одна хуже другой, но люди как-то привыкли бороться с этим. Кто продавая трофеи войны, которыми здесь была полна земля, кто - перегоняя поддержанные автомобили из Германии на Большую Землю. А кто - занимаясь простой контрабандой. И всему этому сегодняшним утром пришёл конец. 
- Норвежцы сдали его уже неделю назад, - с подозрительным весельем объявил обычно угрюмый бухгалтер колхоза. - А мы пока не успели.
- Норвежцы всегда вместе с немцами. А может они шпионы?
Эта мысль участкового, высказанная во слух помогла главе посёлка найти решение в одном щекотливом вопросе. Пять лет тому назад скандинавы захотели арендовали у него пустующие, самые плохие земли колхоза. Василий Елец тогда попробовал набить цену, но чужаки договорились с Самим и ему пришлось уступить. Гости не были жадными. Аренду они платили вовремя и не забывали о подарках, но глава посёлка видя, как они получают прибыл даже на такой земле уже давно исходил желчью от зависти.
«Они могут платить и по больше»! - он много раз твердил себе. Но ничего уже не мог поделать. У чужаков явно была волосатая рука в Москве и он не смог прихватизировать их технику, с помощью которой они начали выращивать хорошие урожаи на песчаной земле колхоза.
- Арестовать их и всё их имущество! Проверить, нет ли там шпионского оборудования?
Собравшиеся в комнате согласились, что это хорошее решение, но только никто из них так и не двинулся из места.
- В чём дело? - спросил глава посёлка.
- Постановление прокурора нужно! - смутился полицейский. - А то припишут нам  превышение власти и жди беды.
Из коридора послышался громки топот и скоро в комнату ворвался полковник Дмитрий Антонов. Глава местного гарнизона буквально светился решительностью и жаждой повелевать. И это не удивительно. Ведь на завтрашний день он планировал последнее мероприятие своей части. Торжественное расформирование её и свой переход на другую должность. Связи с непредвиденными обстоятельствами, это всё отменили и полковнику приходилось решать совсем другие задачи.
- Василий, - в силу давних дружеских отношении, он не считал обязанностью обращаться по чину. - Планы мобилизации горят. Подмоги своими силами.
- Да ты и так у нас выгреб почти всех специалистов! - Елец решил защищать своих людей до последнего. - Пока урожай не снимем, колхозников я тебе не отдам.
- Да я тебя понимаю. Беда в другом. Этот весь офисный планктон. Менеджеры там разные и компьютерасты. Они только на словах воинственные, а как  приспичило, то все сразу больными оказались. А мне ещё человек сотни, две и штат был бы полностью укомплектован.
- А в чём проблема? Я тебе уже советовал пройтись с нарядом по магазинам и хватать всех хачиков. Они и так всем тут осточертели.
- Василий, у меня все люди, кто уже воюет, а кто занимается новобранцами. Подсоби полицейскими.
- Да у меня их всего то трое. А у серпуховского отделения своих забот полно. Хотя...
Елец нашёл наконец нужный список, просмотрел его и согласился помочь другу. Виновником волокиты была постепенно пропадающий ток и связь с интернетом. Он даже выключил свой персональный компьютер, боясь его поломки.
- Ивасенко, - он обратился к полицейскому. - Собери своих. Пройдёмся по посёлку, пошарим по закромам.
- Дмитрий, - Елец спросил у начальника гарнизона. - А сколько призывников прибыло к вам добровольно, когда стало известно о состоявшейся катастрофе?
- Годных к строевой службе, - полковник явно не хотел придавать огласке государственных тайн, но смирился. - Около пол сотни. И ещё столько-же тех, которых пришлось отправить домой в виду их полной непригодности. 
- Это плохо! Зачем отправили домой мужиков, захотевших помочь? - глава посёлка нащупал нитку для выхода из кризиса. - От них мы и начнём. У тебя хотя бы списки таковых есть?
Лицо у полковника побелело, потом стало пунцовым, но намёк он понял. Он позвал своего адъютанта и приказал ему привести данные призывников, которых отправили домой. А так-же не забыть об оружии для таких вояк. И только когда в кабинете почти никого не осталось, полковник разрешил себе чуточку успокоиться и попросить секретарши приготовить чашечку кофе.
- Как дела на границе? - заметив его настроение, задал давно мчавший его вопрос Елец.
- Если между нами, то плохо, - друг не хотел врать и устало поделился своими соображениями. - У нас превосходство в вооружении, но нет людей. А у немцев за забором двести с лишним тысяч воинов. Даже если хотя-бы часть из них просочится в нашу область, Железнодорожный покажется детской сказкой.
Глава посёлка не нашёл слов для поддержки друга и промолчал. Новости о том, что эсэсовцы захватили в этом посёлке сотни заложников и теперь держат в страхе всю округу  с утра передавались по радио. А с возвращением электричества, снятый на мобильник сюжет, об расстреле эсэсовцами заложников показали по Калининградскому каналу. Заодно огласили и их требования -  убираться всем русским из немецкого государства. Такой ультиматум вместе со слухами о размерах Трагедии переноса, по подсчётам государственных аналитиков, должен был сплотить жителей области. Но жизнь показала и другое лицо.
Адъютант полковника вернулся с тройкой новобранцев. Первым, что бросилось в глаза главы посёлка, был разношерстный вид будущих вояк. Кто в джинсах, кто в костюме — все они выглядели бодро. Особенно когда поглаживали выданные им старые АКС-74.
- Увы, на складах сейчас идёт проверка и обмундирования им не выдаёт! - полковник Антонов увидел немой вопрос Елеца и грустно развёл руками.
- Проверка, ты говоришь, - глава посёлка сразу понял, что кто то из заведующих военными складами проворовался и теперь хочет спрятать все концы в воду. Но вспомнив свои делишки с полковником решил умолчать тему. - Придётся уповать на сознательность населения.
Сверившись с обоими списками Елец повёл военных. Неприятности ожидали уже в первом подъезде выбранного им наугад дома.
- Елизавета Михайловна, - обратился он к открывшей двери женщине. - Как поживает ваш муж?
- Как, как! Пьёт с самого утра и грозится всех убить.
- Да я трезв, как стёклышко, — послушалось из-за неё спины и перед взором главы посёлка появился великан. - Всегда готов к защите родины. 
- Андрей, а твоя нога мешать этому не будет? - Елец знал, что друг детства ходит с протезом правой ноги.
- Да я с ней марафон пробегу. Спасибо фрицам за протез. Вот только благодарности от меня сейчас они вряд ли дождутся.
Елец пожал другу руку и объяснил ситуацию. Тот согласился, но тут на их пути стала цербером его жена.
- Не пущу! Не дам! А кто семью содержать будет? - голосила она на весь подъезд, закрывая дверь, как Матросов амбразуру.
Андрей взял её нежно за талию, поднял, поцеловал в щёку и отнёс в глубь комнаты. А потом задвинул шкафом проход, что бы летящие от туда предметы обихода не могли причинить зла гостям. 
- Бородин, - послышался вой из-за заграждения. - Не смей со мной так шутить! Убери шкаф! Иначе я сама за себя не отвечаю!
Андрей быстро одел куртку и сапоги. Видя, что шкаф под ударами рассерженной женщины начинает разваливаться на части, он быстро спровадил всех в подъезд и закрыл дверь на ключ.
- Идёмте быстрее, - попросил он главу посёлка и начальника гарнизона, спускаясь в по лестнице . - Если она освободится, фрицы нам покажутся милосердными ангелами.
Друзья сначала подхихикивали над его страхами, но когда все вышли на улицу и с верху на них начали падать горшки с цветами, шутки кончились. Они быстро перебежали в другой подъезд, где набрать помощников оказалось на много легче. Старая гвардия, а так отряд с лёгкой подачи главы посёлка назвали дружинников, не подкачала и скоро у него в подчинении оказалось достаточно людей. Елец подождал, пока к ним вновь присоединятся полицейские и начал действовать.
- Могомед Моговедович, - поздоровался он, зайдя в хлебный магазин. При-том широко развёл руки и обнял хозяина. - Мы слышали о вашем горе! Но беда у нас всех одна и та-же!
Молодой дагестанец выслушал просьбу главы посёлка, посмотрел на его охрану и согласился, что настоящему джигиту не позволено торговать всякой мелочью, когда Родина в опасности. Он быстро переоделся, попрощался с продавщицами и вступил в ряды дружинников. Как только отряд добровольцев вышел на улицу, Елец сразу понял, что молва о нём бежит впереди семимильными шагами. В следующем магазине хозяина уже не оказалось. Но за то все продавщицы согласились, что добровольное пожертвование строительной одежды и сапогов подходящего размера на благородное дело защиты Родины повысит боевой дух всех новобранцев.
Последний намёк поняли все. Теперь дружинникам хватило только подойти к дверям очередного магазина, как от от-туда выскакивал очередной доброволец или хозяин заведения жертвовал на нужды гражданской обороны значительную суму денег или товаров. А потом глава посёлка с начальником гарнизона прошлись по домам, где многие несознательные элементы ещё не поняли, какое счастье им привалило.
С горя - по полам вместе они наскребли около двух дюжин мужиков. Ещё нескольких пригнал участковый.
- Мы хотим исполнить свой долг перед Родиной! - бормотал один из них. Знакомый всему посёлку пьяница Ивакин. -  Мы этим пиндосам ещё покажем.
- А этот то за чем? - спросил Елец участкового.
- Вызвался добровольцем, - виновато пожал плечами тот. - Может быть он пригодится, когда протрезвеет?
- Гони его в шею! Без своего пойла он становится буйным психопатом. На моей памяти такое уже было несколько раз.
- Обижаете, Василий Иванович! - Ивакин снял с головы грязную кепку и прижал к своей груди. - Родина в опасности. С этого часа, я ни капельки.
Елец посмотрел на бедолагу и взмахнул рукой. Ивакин когда-то был силачом и хорошим сварщиком, но от последнего кодирования прошло несколько лет и теперь перед ним стоял высохший старик с трясущимися руками. Послать такого рыть траншеи, означало угробить его прямо на месте.
- Ивакин, когда мы узнаем, что ты протянул без водки хотя-бы неделю, тогда и разрешим тебе вступить в ряды ополчения. А пока иди домой и отсыпайся!
Алкаш сжал кепку, посмотрел на Елеца мокрыми от обиды глазами и беспомощно взмахнул рукой.
- Я к вам со всей душой, а вы? Сталина на вас нету!
- Иди в жопу, Вася!, - не выдержал Магомед. - Не нужна нам твоя душонка.
Дагестанец сплюнул на ботинок алкаша и презрительно усмехнулся. Ивакин долго тупо пялился на следы оскорбления, переменился в лице и взорвался.
-Ты, чурка чёрножопая, думаешь тебе фрицы пощадят? Да они тебя первым в газовой камере уморят!
Он прыгал, ругался, проклинал всех на свете и грозил справедливостью Сталина, когда Магомед подскочил к нему и вырубил его одним ударом в челюсть.
- Хватит! - не выдержал Елец. - Доброволец Магомед Байсаров! Соблюдайте дисциплину!
Глава посёлка понимал, что дагестанец по своему прав. Только Ивакина он знал с детства, а Байсаровы, как и многие другие жители северного Кавказа приехали в его посёлок совсем не давно. И он не был уверенным в их надёжности. Елец подсчитал, сколько их среди новобранцев и задумался.
- «Их достаточно, что-бы взять власть в свои руки в любом подразделении. И если они захотят перебежать к немцам, нас ничто не спасёт. »
Елец попросил участкового сопроводить Ивакина домой и позвонил знакомому предпринимателю. Тот прислал свой автобус и всех добровольцев отвезли в часть. Полковник Антонов увидев пополнение обрадовался и согласился с его доводами, что некоторые из них хоть и не очень годны для строевой службы, но нести охрану побережья от немецких диверсантов могут. Дружинникам строго по списку выдали по калашу с двумя обоймами и ящик патронов.
- Мы теперь хоть вооружены, - облегчённо вздохнул Андрей Бородин.
- Будьте готовы! - предупредил всех полковник. - Если немцы решат высадиться с моря и захватить посёлок, помощь придёт с опозданием. Продержитесь хотя-бы час. А там уже видно будет.
Договорились, что дружинники посменно будут ходить в наряды вместе с солдатами.  И поехали на полигон пострелять по мишеням. Вспомнить свои боевые навыки.
Домой возвратились все довольные и с песней. По дороге даже заскочили в местную забегаловку, что - бы отметить начало нового витка своей жизни. Елец заказал каждому по сотне грамм и шампуру шашлыка и хотел расплатиться  средствами из колхозного бюджета, но хозяин ресторана отказался принимать деньги.
- Вы главное нас защитите,  - сказал старый армянин. - Ведь если придут немцы, за наши жизни ломанного гроша никто не даст.
- Ничего, - отмахнулся Ивасенко. - Скоро Сталин пришлёт нам помощь и мы погоним Гитлера до самого Берлина.
- Молодой человек,  - грустно сказал хозяин шашлычной. - Вы ещё не слушали новостей. Советское правительство выступило с заявлением, что знать не знает о нашей области и совсем не собирается лезть во внутренние дела самой Германии. Сталин нас предал.
2013-09-07 16:49
Į mėgstamiausius įsidėjo
Šią informaciją mato tik svetainės rėmėjai. Plačiau...
 
Norint komentuoti, reikia prisijungti
Įvertinimas:
Balsų: 2 Kas ir kaip?
 
Blogas komentaras Rodyti?
2013-09-07 17:06
Akivaras
Pagaliau vietoje! >:D
Įvertinkite komentarą:
Geras Blogas (1)
Visuose


Čia gyvena krepšinis

Lietuva ir apie Lietuvą