Rašyk
Eilės (71993)
Fantastika (2154)
Esė (1686)
Proza (10302)
Vaikams (2493)
Slam (47)
English (1087)
Po polsku (332)
Vartotojams
Jūs esate: svečias
Dabar naršo: 348 (3)
Paieška:
Vardas:
Slaptažodis:
Prisiminti

Facebook Google+ Twitter





2019-06-19 13:52
bebesėlis

Nakties klumpės

Žolynai rasomis apsunkę,
Akims atkirptas rytmetys.
Gražumas, nors ant kelių pulki,
Paukščių ulbesyje paklysk!

Karvutės mūkia, girgžda svirtys,
Melžtuvės skamba. Ir gerai,
Kad gali širdį nuraminti,
Blogo niekam juk nedarai.

Plunksną imi, geru apsunkęs,
Į baltą lanką tik išeik,
Raidės – kregždutės gimt netrunka,
Aukštyn, žemyn... žirklėm – sparnais.

Ir muzika tampi apsunkęs,
Širdis vėl gamoje paklys.
Kampe margai pražydę klumpės,
Šypsosis radusi... naktis.
2019-06-17 08:39
bebesėlis

Klausimas beprotėliui

Kartais nesuprantu, ko čia būti tau,
jei tiktai kabinėtis prie žmonių?
2019-06-16 08:16
bebesėlis

KALIAUSĖ

Dangus lietaus lašais prajuko,
linksmybė pilasi čiurkšle.
Išlaistys daug jis kibiriukų, –
kaliausė džiaugiasi, – Vaje,
vešės kopūstai ir burokai,
nuleipę morkos pasikels.

Tik ji viena taip džiaugtis moka.
Žmogus, na ką žmogus?! Burblens –
degino, degino… išpylė,
ne ten, kur reikia, daug vandens.
Drąsi – Kaliausė, lietų myli,
Perkūną griaudėjant iškęs.

Žino, gamta nubus, jai – lemta
šypsotis dangui lietuje.
Ji saugo vešlią daržo gentį,
Linksmybė – kiekvienam lope.
Dangus tik ims lašais krizenti,
susems sermėga palaike.
2019-06-16 07:00
bebesėlis

Kai nušvinti supratimu

Paprasčiausiai,
jei supratai,
kad esi netinkamas čia,
kad iš tavęs tyčiojasi menkystos,
išeik gyventi
tikro gyvenimo.
Jis yra daug kilnesnis.


Sudie
2019-06-14 13:07
bebesėlis

ryto gražumas

taškas tašką vejasi taško
rožės žiedas vaiskų raudonį
dieviškiausio gražumo parnešti
rytas brenda į lauką duonos

bitę budina dūzgia maloniai
medaus kruopoje klimpsta akys
giesmininkų šakoj karilionai
tokios muzikos nieks neišsakęs

krebžda kužda rėplioja skuba
šviesa džiaugtis visi kas gyvas
glosto rytas ir tiesų ir šlubą
kreivą šleivą mane seną slyvą
2019-06-14 10:45
bebesėlis

Kai žemę basomis liečiu

Kaip nusimesti nerimo man skraistę,
Kada širdis lyg žaizdras kaista?
Kaip būt aklam, jei klausa piešia vaizdą
Ir praeities jos rankos nepaleidžia?

Mylėki artimą, kaip myli pats save, –
Laišką randu kas rytas danguje.
Už gerą stengiuosi atlyginti geru,
Taip Lietuvą į posmą ir veriu.

Esame skirtingais joje gimę,
Bet kiekvienas turime... Tėvynę.
Nors jinai mažytė ir baugi,
Saugokime, nes istorija – brangi.

Lankais sudygsta upių, ežerų
Akelės šypsosi... Čiulbėjimą geriu.
Geriu dora žmogaus juk širdimi,
Lyg iš šaltinio gaivą, iš manęs, imi.

Nedėviu jokių veidmainystės skraisčių.
Dėkoju, paprastai mylėti – leista.
Ir Lietuvą, jei tu bari, man skauda,
Tarsi žilos Motulės girdžiu raudą.

Esu tiktai – žmogus, kas pasakys,
Neišbaigtas Apvaizdos rankų kūrinys?
Juk dar alsuoju, žemę basomis liečiu
Ir kalbą artimą jos – širdimi jaučiu.
2019-06-13 22:23
bebesėlis

***

Нас бьют - мы летаем!
2019-06-13 12:57
bebesėlis

Gvuolta dūši muna šauk

Nu kaitruos
ain tuoks dornums,
ka pradėngs
ė maluonums.

Pradedu kāp
vuožka bliāuti -
Deival, leitaus
kor muon gāuti?

Šulnē džiūn,
upeles senk,
kvāpa kveipūt
navuožtenk!
2019-06-13 12:28
bebesėlis

О сером степном волке и о ней

Sabina Jusupova

>>><<<
Я расскажу легенду прошлых дней
(Пусть каждый понимает так, как сможет)
О сером степном волке и о ней,
О той, что всех была ему дороже.

История красива, но грустна,
Не ждите здесь счастливого финала,
Не ждите здесь борьбы добра и зла,
Добро бороться и проигрывать устало.

I
В краях далеких, где резвится ветер,
Где воздух пахнет вольною судьбой,
Давным–давно жил там один на свете
Красавец одиночка волк степной.

Он жил один, вдали от целой стаи,
И не нуждался более ни в ком.
Его за это даже презирали,
Везде считая зверя чужаком.

А он гордился тем, что был свободен
От чувств и предрассудков, от других
Волков, что были по своей природе
По рабски слепы в помыслах своих.

Тяжелый взгляд наполнен благородством,
Чужих законов волк не признавал,
Жил по своим. Так гордо и с достоинством
Смотрел врагам в глаза и побеждал.

Волк становился все сильнее с каждым годом
И одиночества свою печать хранил.
Была терниста и трудна его дорога,
Но милости к себе зверь не просил.

И этой доли был он сам избранник,
Он выбрал путь, и сам хотел так жить.
Среди чужих – не свой, среди своих – изгнанник,
Готов был жизнью за свободу заплатить.

II
Зверь вышел как-то утром на охоту
И вкус кровавой жертвы предвкушал,
Ведь хищника жестокую породу
Бог для убийства слабых создавал.

Пронзительным и острым волчьим глазом
Охотник вдруг оленя увидал.
Расправив грудь и выгнув спину разом,
К еще живой добыче побежал.

Но не успел достигнуть своей цели,
Последний вздох олень издал в чужих клыках.
Своим глазам сначала сам он не поверил:
Волчица серая стояла в ста шагах.

Она была как кошка грациозна,
И вместе с тем по-женски не спеша
Трофеем наслаждалась хладнокровно
Безжалостная хищная душа.

Один лишь взгляд, да и того довольно,
Не понял сам, как навсегда пропал.
Забилось сердце зверя неспокойно.
Забыв про все, он за волчицей наблюдал.

Она была пленительно красива,
Свободная охотница степей.
Держала голову свою так горделиво.
С тех пор все мысли были лишь о ней.

III
Матерый злился на себя, не понимая,
Что так влечет его? Он потерял покой.
И чем взяла его волчица молодая?
Боролся с чувствами, боролся сам с собой.

Он не любил и никогда не думал,
Что существует нечто больше, чем инстинкт.
Потерянный ходил он в своих думах,
Пытаясь ту охоту позабыть.

Но как волк не старался – все едино,
Обречены попытки были на провал.
Забыть не смог. И так неумолимо
Сердечный ритм все мысли заглушал.

Однажды он сказал себе: "Ты воин!
Чего хотел, всегда имел сполна.
Так и сейчас возьми, чего достоин,
Какая б не была за то цена!"

Цена была большая... но об этом дальше...
Быть вместе им пророчила судьба...
Но плата за безумство счастья
Порой бывает слишком велика...

IV
Волк и волчица так похожи были,
Две одиноких родственных души
Всю жизнь брели среди камней и пыли
И, наконец, судьбу свою нашли.

Они дыханием одним дышали
И мысли все делили на двоих.
Чего завистники им только не желали,
Но что влюбленным было до других...

Им море было по колено,
Да что там море... Целый океан!
Бескрайние просторы неба
Клал волк возлюбленной к ногам.

Им было больше ничего не надо,
Друг друга только ощущать тепло.
Всегда повсюду вместе, рядом,
Всем вопреки, всему назло.

На свете не было и никогда не будет
Столь преданно смотрящих волчьих глаз.
Поймет лишь тот, кто до безумства любит
И так же был любим хотя бы раз.

V
А дальше было все предельно просто,
Все точки жизнь расставила сама...
Но по порядку... Осень
Осталась в прошлом,
Взамен нее пришла зима...

Степь занесло и замело снегами,
Повсюду были заячьи следы.
И с солнца первыми холодными лучами
Ушла волчица в поисках еды.

В то утро волк проснулся не от ласки,
Не от дыхания возлюбленной своей.
Вскочил, услышав звонкий лай собаки,
И голос человека, - что еще страшней.

Охота началась. Завыла свора,
В погоню за волчицей устремясь,
На белоснежном чистом фоне
Смешались клочья шерсти, кровь и грязь.

Она дралась как одинокий воин,
Бесстрашно на куски рвала врагов.
Соперника подобного достоин
Не был никто из этой стаи псов.

Они волчицу взяли в тесный круг
И в спину подло свои клыки вонзали.
От волчьей смелости пытаясь побороть испуг,
Охотники добычу добивали.

А человек за сценой наблюдал,
Ему хотелось крови и веселья,
Он ради смеха жизни клал
Без малой доли сожаленья.

VI
Все лапы в кровь - матерый гнал по следу.
Душа кричала: "Только бы успеть!"
Он так хотел подобно ветру
К любимой на подмогу прилететь.

Но не успел...
Своею грудью он закрыл лишь тело
И белоснежный оголил отчаянно оскал.
Вдруг, человек, взглянув в глаза ему несмело,
Оставить волка своре приказал.

Охота кончилась, и свору отозвали,
Оставив зверю щедро право жить.
Но только люди одного не знали,
Что хуже участи и не могло уж быть.

Такую боль в словах не передать,
И не дай Бог ее почувствовать кому-то.
Волк жизнь свою мечтал отдать,
Чтоб для любимой наступило утро.

Но смерть сама решает, с кем ей быть,
Трофеями своими не торгует.
Нельзя вернуть... Нельзя забыть...
Здесь правила она диктует...

VII
И вот опять... как прежде одинок...
Все снова стало на круги своя.
Свободой обреченный степной волк
Без воли к жизни, без смысла бытия.

Померкло солнце, небо стало черным,
И в равнодушие окрасился весь свет,
С тоской навеки обрученный,
Печали принявший обет,

Зверь ненавидел этот мир,
Где все вокруг - напоминанье,
О той, которую любил,
С кем вместе жил одним дыханьем,

С той, с кем рассветы он встречал,
И подарил всего себя,
Ту, что навеки потерял,
И память лишь о ней храня,

Волк день и ночь вдвоем с тоской
Как призрак по степи блуждал,
Не видя участи иной,
Он смерть отчаянно искал.

Зверь звал ее, молил прийти,
Но слышал эхо лишь в ответ...
Забытый всеми на пути,
И жизнь ушла, и смерти нет...

Так еще долго в час ночной
Уставший путник слышал где-то
Вдали печальный волчий вой,
По степи разносимый ветром.

***
Летели дни, недели, годы,
Пора сменялася порой
Слагались мифы, песни, оды
О том, как волк любил степной.

И только самый черствый сердцем,
Махнув презрительно рукой,
Промолвил: "Все вы люди лжете,
Нам не дано любви такой..."
2019-06-13 11:37
bebesėlis

sausra

tu rašai ir prašai o lauke saulė pindi
prakaituoju gražiai rankomis saugau širdį
nes infarktas staigus dagos slėgis prispaudė
dės dar jai per ragus progą gaudai

o dangus toks gražus jame regis kalnynai
kviečiantys į namus o kur jie mes nežinom
tu rašai ir prašai nors sekundę nors truputį
prakaituoju lašais tik lietaus vis nebūta

išgeltau lyg žolė aromatas pievos pradingo
o galėtau galėt būti baisiai naudinga
tyvuliuoti versme bet vaga ir ta džiuvo
išgeltau išsekau praradau net liežuvį


1 2 3 --- 7 --- 14 --- 21 --- 28 --- 35 --- 42 --- 49 --- 54
[iš viso: 531]
Čia gyvena krepšinis

Lietuva ir apie Lietuvą